Ассоциация Гардарика

Библиотека Ассоциации Гардарика.

Викинги и Новгород,
или как викинг переставал им быть...

М.И.Петров (ЦЖИ "Черный Вепрь").

Эта заметка представляет собой переработанную и сокращенную версию публичной лекции "Новгород и викинги", которая была прочитана автором 28 марта 2004 году в рамках цикла публичных лекций Новгородского общества любителей древностей. При подготовке лекции и непосредственно в процессе ее чтения использовались материалы и разработки Новгородского центра живой истории "Черный Вепрь" и Ассоциации Гардарика.
Поскольку лекция была рассчитана на широкую аудиторию, минимально знакомую с историей и материальной культурой эпохи викингов, то в ней содержалось значительное количество общей информации о этом времени. Иными словами, тех данных, которые подавляющему большинству читателей (как мне думается) уже известны. Здесь же приводится один из наиболее существенных сюжетов, который касается проблемы присутствия викингов на Руси. Практические эксперименты Ассоциации в проведении ВТМ и, в значительной степени, практическое использование традиционных лодок дополнительно подтверждают мысль о том, что корабли длиной 7-8 метров и более могли использоваться только на крупных реках.




Происхождение слова "викинг" до сих пор дискуссионно. Однако, известно, что в конце "эпохи викингов" это слово обозначало того, кто сражается на море, морского разбойника или просто разбойника. В то же время существовало словосочетание "пойти в викинг", что означало "военный поход", "опустошение", "разграбление". Таким образом, сами же скандинавы (норвежцы, датчане, шведы) называли викингами тех, кто занимался завоевательными походами, жил за счет захваченной добычи.

Отношение к тем, кто занимался "викингом" (здесь слово употреблено в смысле "ходил в грабительские походы") у современников было двояким. Западные хроники рассматривают набеги других племен (а слова викинг западноевропейские хроники не знают вообще) как бедствие, как кару Божью. Русские летописи, опять же не употребляя этого слова, ничего не сообщают о набегах на русские территории.

Термин "викинг" употребляется только в скандинавских сагах, т.е. среди современников тех, кого сейчас принято считать "настоящими" викингами. Отношение саг к грабительскому военному походу зависит во многом от того, о ком идет речь и ГДЕ происходят эти события. Если необходимо подчеркнуть удачу вождя, о его военных умениях и способностях, то наиболее часта формула "летом он много воевал и грабил в Ирланде" или "он грабил по Восточному пути и была большая битва и он победил", "они провоевали в стране саксов все лето и взяли хорошую добычу". Однако, зачастую встречаются и абсолютно противоположные формулировки: "он много воевал и стали викингом вне закона", "это был известный викинг, большой разбойник и злодей". Создается впечатление, что если викингский набег был направлен вне своей страны, то это представало жителям удачным и достойным деянием. Если же грабеж и насилие учинялись над соплеменниками, то это представлялось незаконной деятельностью, и почета викингу не добавляло.

Соответственно, понимать под словом викинг любого скандинава, жившего в 9-11 века, некорректно: далеко не каждый ходил в набеги, значительно большее количество людей спокойно проживало на датских, норвежских, шведских землях. Более того, быть викингом не обязательно означает быть скандинавом. В саге об Олаве Трюгвассоне сказано, что при бегстве Олава и его матери на восток: "на них напали викинги. Это были эсты". Подобные примеры имеются и в других сагах.

Становится очевидным, что слово "викинг" означает не столько человека, определенной национальности, сколько вполне определенный род занятий: человек занимающийся грабительскими военными походами. Мы можем довольно уверенно говорить о присутствии на территории Древней Руси скандинавов, но вопрос о викингах на Руси, и, более узко, о викингах в Новгороде требует более пристального взгляда.

Викинги в Западной Европе.

Говоря о походах викингов и роли скандинавов в истории Западной Европы 9-11 веков, мы прежде всего подразумеваем их военные походы и колонизационное движение, которое зачастую следовало за периодами военных набегов. Не следует, безусловно, забывать и их торговую деятельность и их географические открытия. Однако, военная деятельность скандинавов была исходным толчком для их "освоения" Западной Европы.

Неслучайно набеги скандинавов на государство франков завершилось выделением им территории современной Нормандии в обмен на охрану от других "искателей легкой добычи". Аналогичная ситуация сложилась и на территории Англии, где образовалась "область датского права", жители которой были скандинавами (преимущественно датчанами) и, в обмен на разрешение проживать на захваченной территории, были обязаны защищать побережье англо- саксонских государств от набегов викингов. Аналогичным образом - наймом отдельных скандинавских военных дружин - защищали свои берега и ирландские королевства.

Тактика набега викингов, судя по письменным источникам была довольно стандартной. Набег предполагал внезапное приближение на кораблях с моря к какому-либо поселению или монастырю. Затем следовала быстрая высадка и нападение на поселение, в ходе которого викинги стремились подавить малейшее сопротивление и награбить максимальное количество добра. За грабежом следовал достаточно быстрый отход на своих кораблях.

Подобная тактика не подразумевает стычек с крупными вооруженными формированиями: дружиной местного правителя или собранным ополчением. Основной составляющей успеха была внезапность и быстрота. Бороться с набегами можно было только созданием летучих отрядов, способных быстро передвигаться по суше и по морю и обеспечить преследование загруженного добычей противника. Соответственно, использование скандинавов-наемников против викингов было оптимальной стратегией безопасности морских границ.

Существенным фактором был высокий уровень боеспособности скандинавов. Занятия и тренировки владения оружием, возможность выбрать способ действия: торговля, военная служба или грабеж - сделали скандинавов 9-11 веков лучшей военной силой Европы. Культ оружия в культуре скандинавов позволял постоянно совершенствовать виды наступательного и оборонительного вооружения.

Скандинавские суда.

Военное искусство скандинавов, внезапные и безжалостные набеги викингов на государства Западной Европы, стойкость и ярость в бою неслучайно создали скандинавам славу лучших воинов эпохи. Однако, не менее известны они как отважные мореплаватели и первооткрыватели, равно как и опытные торговцы. И открытие скандинавами (а отнюдь не викингами - ни Эйрик Рыжий, ни Лейв Счастливый не ходили в викингские набеги) Америки за 500 лет до Колумба стало возможным благодаря их судам. Корабль был для скандинава вторым домом, а для некоторых был домом единственным. Торговля с чужими странами, которая приносила наибольший доход, была возможно только с использованием корабля.

Скандинавские корабли строились обычно из дубовых досок. Доски обшивки располагались внахлест одна над другой и скреплялись либо железными заклепками, либо связывалсь тонкими корнями сосны. Практически все суда были предназначены для хождения под парусом, однако на большинстве предполагалось использование весел. На скандинавских судах использовался прямой парус, который позволяет ходить с большой скоростью при попутном ветре, но при ветрах иных направлений не очень удобен, т.к. не позволяет идти галсами. При встречном же ветре подобный парус практически бесполезен.

Известно несколько различных типов скандинавских кораблей: от маленьких лодок до огромных боевых судов, на 100-150 гребцов. На схеме представлены корабли различных размеров и типов. Самая маленькая лодка - 4х весельный фэринг длиной 6.5м - была найдена вместе с кораблем из Гокстада (предпоследний) - длина свыше 23 метров, ширина 5.2м. Корабли из Гокстада и Усеберга были найдены в королевских погребениях, а поэтому их зачастую называют "королевскими яхтами". Несколько кораблей эпохи викингов были найдены на морском дне, изучены археологически и сейчас являются экспонатами в музее судов викингов в Роскильде. Самый большой из них - Скулделев2 - в самом верху схемы - его длина около 28 метров, ширина - 4.5 метров.

Размеры и обводы судов эпохи
 викингов.

На схеме достаточно четко видны различные типы кораблей: узкие и длинные боевые суда, более широкие торговые корабли, небольшие лодки для прибрежного плавания. Если для боевого корабля важны скорость и возможность вместить максимальное число воинов, то для торговых судов более важна остойчивость и грузоподъемность. Различные типы кораблей предназначались для различных торговых путей.

Основные торговые пути раннего средневековья пролегали по воде: по рекам или по морю. Наземные пути также существовали, но путешествие по земле было сопряжено с большими трудностями, чем путешествие по воде. Если наземный путь проходил по чьей-то земле и, было необходимо платить пошлину, то море было "ничьей землей", где у торгового маршрута существовали лишь начальная и конечная точки. Ситуация с речными торговыми путями представляется более сложной: река протекает в чьих-то землях и, следовательно, необходимо заключать соглашение с их правителем для безопасного и спокойного передвижения. По территории Древней Руси проходил известный "путь из варяг в греки". Он не был создан скандинавами, но активно ими использовался. В то же время известно, что полностью - от Скандинавии до Константинополя - этот путь был пройден крайне немногими скандинавами и подобное путешествие совершалось чаще всего не только с торговыми целями. С современной точки зрения подобные глобальные торговые пути представляются как совокупность хорошо освоенных местных торговых маршрутов. Так, северный отрезок "пути из варяг в греки" складывался из Невско-Ладожского и Волховско-Ильменского отрезков пути, но к этим отрезками примыкали водные пути, связывающие Онежское и Ладожское озера, верховья Мсты с Ильменем, среднее течение Луги с Балтикой и др.Освоенные торговые маршруты могли использоваться как местными торговцами, так и чужеземцами (теми же скандинавами)

Скандинавы на Руси: торговцы, наемники, викинги????

Попытаемся рассмотреть вопрос о том, каким образом житель Швеции (а предполагается, что именно шведы были наиболее активны в Восточной Европе) мог попасть в Новгород. При этом интересны не только теоретические возможности на карте, но и попытка представить быт путешественника.

Итак, для путешествия прежде всего необходим корабль, который может перемещаться по Балтике и примыкающим рекам. Особенностями навигации по Неве и Волхову эпохи раннего средневековья было наличие порогов на этих реках. Ивановские пороги на Неве были доступны для прохождения крупными морскими судами (так ганзейские когги проходили по Неве до Ладоги). Однако, это требовало наличия лоцмана из-за сложного фарватера и все же ограничивало осадку кораблей. По ивановским порогам крупные и средние боевые или грузовые суда (такие как Скулделев5 или Усеберг/Гокстад) могли пройти. Ивановские пороги были уничтожены в 30х годах 20 века - фарватер был спрямлен и расширен взрывными работами. Второй сложностью были волховские пороги. В отличие от невских они были непроходимы для судов с большой осадкой. Вероятно, прохождение волховских порогов было доступно для небольших судов, длина которых не превышала 13-15м. Волховские пороги были скрыты водой в результате строительства Волховской ГЭС.

Изменения условий судоходства, к сожалению, не позволяют поставить полноценный эксперимент по прохождению северной части "пути из варяг в греки". Однако, подобные эксперименты все же проводились. В 1993 году путь от Стокгольма до Новгорода прошел корабль Айфур (на 6 гребцов). В 2003 году путь до Санкт-Петербурга прошли несколько кораблей, чтобы принять участие в фестивале "Рюрик 2003". Среди них была копия небольшой лодки 11-12 века "Талья", изготовленная с полным соблюдением исторических технологий. Так же в 2003 году до Новгорода дошли несколько лодок эпохи викингов, но и их размеры были невелики. При этом все участники экспедиций отмечают, что плавание против течения крайне затруднительно даже при небольших размерах судна. Кроме того, река не предоставляет полноценной возможности идти галсами. Таким образом, создается впечатление, что путь из Швеции в Новгород был полноценно доступен только небольшим судам, которые могли нести груз и команду в 6-8 человек или только команду не более 15 человек (при этом на судне становится довольно тесно).

Подобное плавание занимало значительное количество времени. Так, путешествие судна Айфур от Стокгольма до Новгорода заняло 47 дней, включая несколько 2-3 дневных стоянок. Около месяца добирались до Санкт-Петербурга участники фестиваля "Рюрик-2003". Поход Айфура от Старой Ладоги до Новгорода занял около 10 дней. Если учесть, что современным экспедициям не приходится преодолевать пороги, то можно предположить, что путешествие могло длиться и чуть больше времени.

Плавание по Волховско-Ильменскому пути могло выглядеть следующим образом. Поскольку Балитийское море замерзает, то в путь отправлялись весной или в начале лета, когда сойдет лед. Вероятно, в районе Старой Ладоги путешественники договаривались с местным лоцманом, чтобы тот провел их корабль через пороги. Возможно, непосредственно перед волховскими порогами судно приставало к берегу и разгружалось. Неизвестно, сколько времени занимало проведение судов через пороги, но если более 2 дней, то путники, скорее всего, разбивали лагерь из шатров или непосредственно ночевали в лодках. Вероятно, в лагере выставлялось боевое охранение, по меньшей мере, оружие держалось под рукой.

С точки зрения современного туриста, скандинавы были любителями комфорта: многие удобные в быту вещи они возили с собой. В погребении в Осеберге была найдена костровая тренога и котел для приготовления пищи. Если крупу или муку в дорогу могли брать в мешках, равно как и вяленую рыбу или мясо, то засоленную сельдь или солонину перевозили в бочках. Для перевозки таких предметов как оружие (мечи) могли использоваться сундуки. Известны археологические находки небольших столов и стульев/табуреток, которые также вполне удобны для перевозки. Учитывая, что все это просто лежало в корабле и, в принципе, занимало немного места, а путешествие занимало не меньше месяца, становится понятным, что подобные предметы - не роскошь, а необходимость.

Плавание по речным путям предполагает остановку на ночлег - малознакомый фарватер, зачастую необходимость использования весел при путешествии делают невозможным передвижение в темное время суток, а также требует отдыха экипажа.

Итак, мы выяснили, что путешествие в Новгород требует привлечения лоцманов (местного населения), которые знают навигационные условия конкретной реки. Подобное путешествие занимает достаточно много времени, в течение которого экипаж периодически оказывается на берегу во время ночевки.

Подобные условия путешествия отвергают саму возможность набега с целью военной добычи. В основе тактики набега викингов лежит триада: внезапное нападение - грабеж/захват рабов - быстрый отход. Иной вариант развития событий - задержка во времени - приводит к потерям среди нападающих или, более того, к полному провалу операции (что известно по Саге об Эгиле, который был захвачен в плен вендами во время викингского набега). Подобную тактику можно реализовать только на открытых водных пространствах, где жертвам набега неизвестны ни направление откуда будет нанесен удар, ни место, куда уйдут викинги.

Берега Балтийского моря и широкие устья рек Западной Европы были идеальным полигоном для подобных действий. Акватория Невы и Ладожского озера схожи по своим условиям с морем. Вероятно, именно поэтому поселения финно-угорских племен по берегам Ладожского озера в конце первого тысячелетия нашей эры (в эпоху викингов) меняют свое местоположение. Жители уходят непосредственно с берегов озера и перемещаются на более удаленное расстояние на берега рек и ручьев. Возможность пройти по Неве позволила ярлу Эйрику разграбить и сжечь Старую Ладогу в 997 году.

Даже если допустить, что викингам удалось захватить лоцмана или каким-то другим способом пройти через волховские пороги, то их ожидает довольно долгий путь до Новгорода и, что более важно, возвращение назад. Во время преодоления порогов отряд крайне уязвим, насколько бы он велик не был (а чем больше людей, тем больше кораблей и дольше срок преодоления порогов).

Более того, углубление викинга в лес также максимально приближало его к гибели: неизвестная местность практически сводит на нет преимущество в вооружении и военных навыках. Практические эксперименты показывают, что кольчуга практически не защищает от стрел. Бронебойные стрелы попросту разрывают кольца и проникают на значительную глубину в тело (эксперименты проводились на свиной туше). Более широкие стрелы, кроме поражения человека, оставляют в кольчуге значительные дырки. Передвигающаяся по лесу тяжеловооруженная колонна не может ничего противопоставить легкому лучнику или метателю сулиц: преследовать его в доспехе затруднительно, а знание местности ставит лучника в более выгодные условия. При этом нападающие могут устраивать засады и ловушки и любыми способами избегать прямого столкновения, максимально изматывая противника.

Следовательно, грабительский набег на Новгород был невозможен практически - просто с точки зрения самосохранения. Отсюда следует важный выход: никаких викингов в Новгороде никогда не было и не могло быть… Если учитывать, что викинг - это род занятий, то можно сформулировать так: в Новгороде скандинав переставал быть викингом.

Судя по некоторым упоминаниям в сагах можно понять, что процедура появления скандинавов на территории Руси сопровождалась вполне определенными договорными условиями. Разрешение на путешествие ожидалось скандинавским пришельцем в Ладоге, при этом ему гарантировалось безопасное передвижение по территории Руси, т.е. иключались нападения со стороны властных структур.

Присутствие скандинавов в Новгороде оспаривать бессмысленно - количество археологического материала достаточно велико, чтобы говорить о разнообразных причинах нахождения скандинавов в Новгороде. Скандинав мог находиться в Новгороде (а в целом и на территории Древней Руси) только в двух качествах - торговца или наемного воина-профессионала. Именно оба этих качества упоминаются в скандинавских сагах.

Очень подробное скандинавский наемник на Руси описан в "Пряди об Эймунде", где повествуется об отряде скандинавов, которые нанялись на службу к князю Ярославу Мудрому. Договор о службе подписывался сроком на один год. В течение этого года наемная дружина обеспечивалась местом проживания и едой, а также им выплачивалась некая сумма серебром. При этом в договоре оговаривалось, что воины готовы получать зарплату мехами или драгоценными тканями. Русские летописи упоминают о военной помощи варягов уже во времена борьбы Владимира Святого за власть, равно как и о аналогичной помощи Ярославу Мудрому. Деятельность наемника не может оставить значительных следов. Однако, присутствие скандинавов демонстрируется несколькими находками предметов вооружения. В то же время использовать меч или копье или секиру мог любой человек - не только скандинав, однако находки тех же типов вооружения, что и в Скандинавии могут рассматриваться как свидетельство широких связей торговцев оружием.

Деятельность торговца так же не оставляет значительного количества следов. Кроме того, торговые свидетельства также интернациональны. Клады арабских монет прослеживаются на всех отрезках "пути из варяг в греки". Среди находок арабских монет, есть такие на которых процарапаны знаки скандинавской письменности - руны, что безусловно свидетельствует о том, что такая монета побывала в руках скандинава. Монеты Западной Европы, в частности, монеты датского конунга Кнута Великого английской чеканки (а Кнут правил одновременно Англией и Данией) найдены в Новгороде в составе монетного клада начала 11 века. Эти монеты могли попастьсюда вместе с жителями Скандинавии, равно как и с любым другим торговцем.

Скандинавских купцов Новгород привлекал как точка транзитной торговли предметами роскоши: и воск, и мед, и рыбу скандинавы получали на собственной территории. Купцы везли сюда одни драгоценные предметы, и вывозили отсюда другие.

Однако, среди свидетельств присутствия здесь скандинавов имеются не только предметы роскоши. Односторонние костяные гребни считаются предметами скандинавского происхождения (ИЛЛ - гребни из Бирки). Подавляющее большинство костяных гребней 10-11 века из Новгорода именно таковы. Более того, на Городище найден деревянный односторонний гребень, явно выполненный как подражание костяным. В то же время, использовать или изготавливать подобные гребни мог кто угодно. Но важно, что гребни скандинавского происхождения хотя бы по облику широко распространены в Новгороде, что подтверждает скандинаво-русские связи.

Все свидетельства о которых я упоминал, неполны, поскольку и оружие, и предметы личной гигиены, и предметы роскоши универсальны - их могли использовать не только скандинавы. Однако существуют предметы, которые использовались исключительно скандинавами - это детали костюма, преимущественно женского. Тем о костюме раннего средневековья гораздо более широкая и заслуживает отдельного разговора. Наши знания о костюме строятся преимущественно на основании изобразительных и, отчасти, письменных источников. Объем источниковой базы невелик, поэтому реконструкции костюма довольно приблизительны. При этом различия в мужском костюме различных этносов региона выглядят незначительными. Общим представляется набор деталей одежды: исподняя рубаха, верхняя рубаха, порты, обувь. При этом мужская рубаха (и верхняя, и нижняя) обычно горздо длиннее современной. Мужчины носили туфли, сапоги - степное влияние. Различия в основном имеются в области дополнений к костюму и традициях пошива обуви. В частности, новгородские материалы показывают незначительное присутствие обуви с центральным швом по головке, в отличие от материалов Скандинавии. Определенные типы фибул, благодаря своим украшениям и ареалу распространения, рассматриваются как скандинавские.

Более четкие различия зафиксированы в женском костюме. Для славянского костюма были не характерны металлические украшения, в отличие от балтского, финно-угорского и скандинавского костюмов. Характерным элементом финно-угорского и скандинавского костюмы были парные фибулы, которые скрепляли предмет одежды, которые представлял собой полотнище ткани, обернутое вокруг тела. Фибулы в финно-угорском костюме застегивались на ткани, в то время как скандинавские сдерживали специально пришитые петли. Наиболее характерны для скандинавского женского костюма т.н. черепаховидные фибулы. Подобные фибулы найдены как на территории Новгорода, так и на Городище.

Черепаховидная фибула с территории
 Скандинавии.
Черепаховидная фибула с территории Скандинавии.

Находки скандинавского происхождения с Городища и из Новгорода.


Находки
 скандинавского происхождения с территории Рюрикова Городища. Черепаховидная
 фибула из Новгорода.

Среди элементов скандинавского женского костюма присутствовала накидка. Зачастую она скреплялась одной равноплечной фибулой. Подобные фибулы крайне многочисленны на территории Скандинавии, но также найдены и на Городище.

Различные элементы женского и мужского костюма скандинавов, а также характерные скандинавские украшения религиозного характера (как молоточки Тора, например) найдены как в городских напластованиях, так и на Городище. Кроме того, на Городище найдены амулеты с руническими надписями, что является дополнительным свидетельством о присутствии скандинавов на новгородской земле.

Находки элементов женского костюма, украшений религиозного характера не в погребениях, а в культурных напластованиях поселений свидетельствуют в пользу того, что на территории раннесредневекового Новгорода проживали скандинавы. Зачастую находки женских украшений и деталей костюма интерпретируют как свидетельство колонизации. Однако, археологические материалы показывают, что в Новгороде отсутствуют здания, построенные в технике строительства характерной для Скандинавии. Общий процент находок скандинавского происхождения или со скандинавскими аналогиями невелик. Иными словами, скандинавы на территории Новгорода были, но не в качестве основной группы населения, более того они не вели собственного строительства. Подобные наблюдения лишь дополнительно подтверждают, что скандинавы находились здесь не как основатели государства и Новгорода, и не как колонисты- поселенцы, но, скорее всего, в качестве наемных воинов и торговцев.

Скандинавские саги, которые записаны в 12-14 веках видят Новгород (Хольмгард) как крупный город, воспринимая именно Новгород, а не Киев, столицей Руси. Отправиться в Новгород с торговым предприятием или наняться на службу русскому князю считается выгодным и престижным. Ни Новгород, ни Новгородская земля в ее ранних границах не воспринимаются авторами и героями саг как территория для грабежа. Напротив, именно Новгород становится убежищем для многих конунгов Норвегии в трудные времена, когда их изгоняют за пределы собственной страны.

Начало страницы

© 2000-2018 Дизайн страницы: А.Лемешко (Sasa), PHP-программирование и макет: М.И.Петров (Годи).
© 2000-2018 Материалы сайта: авторы соответствующийх статей.



TopList